Почему российские дуэли всегда возмущали иностранцев

Почему российские дуэли всегда возмущали иностранцев

Сегодня в век интернета и скоростей нанесенное оскорбление чаще всего либо игнорируется, либо быстро забывается. Ответить, впрочем, тоже можно, но не так сурово, как требует порой ущемленная самооценка, не то есть риск совершить противозаконное деяние. В прошлом же любое пятно на чести считалось для порядочного человека катастрофой, а решение было лишь одно — дуэль.

Не умеют и не желают проводить дуэль «как надо»
«Какой русский не любит стреляться?» — перефразируя известное риторический вопрос классика, мы бы получили представление о нашем народе иностранцев. Европейцы были шокированы жестокостью русских дуэлей, поскольку их подобные «мероприятия»проводились совсем по иным правилам и были скорее формальностью. Изначально подобные поединки проходили еще в глубине веков, а вот свод правил, по которым они проводились, впервые был опубликован в Италии в XV веке.

К вопросам защиты чести в России и Европе подходили по-разному

Негативное отношение к дуэлям в Европе появилось после «дуэли миньонов», то есть приближенных, которая в 1578 году унесла жизнь трех друзей французского короля. Реакция монарха была понятна: страсти кипели, дуэли стали преследоваться. А потому и европейцы, желающие отбелить свою честь, встречались тайком, да и вред для себя и противника минимизировали. Например, производили выстрел с большого расстояния и не сходя с места. Едва ли это можно было назвать испытанием храбрости, по сути дуэль превратилась в некий ритуальный жест, уроном для жизни и здоровья она заканчивалась редко, что, по русским меркам, уж вовсе не годилось. Потому и наше дворянство презрительно относилось к подобной профанации, ведь в России стрелялись по-другому.

У нас все всерьез, а не формально
Русские дуэли для иностранца-наблюдателя были зрелищем, может, и захватывающим, но жестоким. Потому что проводились не «для галочки», а всерьез, как сказали бы сегодня, «до результата». А результатом могла быть либо смерть одного из дуэлянтов, либо серьезное его ранение. Еще были популярны дуэли, получившие название «четвертных», когда секунданты приглашались не только для контроля за соблюдением всех правил, ритуалов в поединке и моральной поддержки дуэлянтов, но и как равноправные участники. То есть, сначала стрелялись основные противники, а затем уже их секунданты. Согласитесь, при таком раскладе выполнять такую роль как-то не хочется. Особенно если ты не был втянут в произошедший конфликт лично.

«Дуэль», 1896 год. Илья Репин

В России одной из «дуэльных традиций» было движение противников к барьеру. То есть если в начале схватки они стояли друг от друга в двадцати шагах, то после условного сигнала начинали взаимное сближение, и это расстояние становилось в два раза меньше. Целиться с десяти шагов — жестоко, и уйти от пули в таком случае сложно. Европейцы называли такую практику варварством, но для российских реалий тех лет это было нормальным. Смертельная опасность никого не останавливала. Всем известно, чем закончилась последняя и самая знаменитая дуэль Александра Пушкина, который и до этого участвовал в поединках разных степеней серьезности, о чем мы уже писали. Дантес ранил поэта тогда, когда они почти дошли до барьера, а Александр Сергеевич решил продолжать сражение и стрелял в своего врага с 10 шагов. Кстати, формально запрет на дуэли существовал, только на запрет этот смотрели чаще всего как на что-то, существующее лишь на бумаге.

«Последний выстрел А. С. Пушкина», 1869 год. Адриан Волков

Дуэли как профессия
Удивительно, но существовал даже уникальный класс дуэлянтов, которые были отчаянными, жестокими и обладали соответствующей репутацией — бретеры. С одной стороны, эти люди воспринимались окружающими как хранители дуэльных традиций, касающихся чести, с другой — были жестоки и сеяли зло.

Возьмем для примера графа Федора Толстого. Дядя великого классика Льва Толстого был бретером с ужасной репутацией. Он был нечист на руку в картах, а играть любил страстно, как и обманывать. Причем ни тот, ни другой факт аристократ не скрывал. Жизнь тех, кто вызывал его на поединок, оканчивалась не от естественных причин — граф отправил их на тот свет досрочно. В чем, по легенде, позже раскаялся. 11 из 12 его чад погибли в ранние свои годы, и в том бывший бретер усмотрел волю провидения. Лишь когда за 11 погубленных им жизней он потерял 11 своих детей, двенадцатый ребенок остался жить. И, если честно, сложно поверить, что это просто совпадение. Толстой, конечно, раскаялся, но сколько горя он причинил семьям погибших…

Граф Федор Толстой, портрет кисти неизвестного художника. Музей Льва Толстого

По европейским меркам, стрелялись наши предшественники слишком уж серьезно, слишком жестоко. Но может, в этом и состоит одна из черт нашего национального характера: не терпеть полумер и все делать по максимуму, раз уж взялись. Достойный подход, конечно, вот только родственникам дуэлянтов не позавидуешь: пятно на чести поединок, конечно, смывал, только — кровью, и никогда заранее ведь было неизвестно — чьей. А вы обычно отвечаете на оскорбления или считаете это ниже своего достоинства?

travelask.ru

(Visited 396 times, 1 visits today)