РЕАЛЬНАЯ МОГИЛА ВАМПИРА ИЛИ ОЧЕРЕДНАЯ МИСТИФИКАЦИЯ?

Loading...

Истории и легенды о вампирах уходят корнями в далекое прошлое и основываются на историях, выдуманных нашими предками, чтобы объяснить необъяснимое. Ведь проще всего внезапную смерть, например, молодой и здоровой девушки можно было объяснить укусом мерзкого кровососа, чем докапываться до ее истиной причины. Но ведь и исчадия ночи тоже смертны, просто убивать и хоронить их надо было не совсем обычными способами.

Где находится.
В Венецианской лагуне в трех километрах к северо-востоку от города есть небольшой остров Лаззарето Нуово, именно здесь в 2009 году во время раскопок братской могилы жертв чумы и было найдено странное захоронение.

История и версии о могиле вампира.
В 16 веке в Италии вообще и в Венеции в частности свирепствовала чума, она уносила множество жизней, и трупы уже не хоронили каждый в отдельном гробу и могиле, а просто закапывали в общих «чумных» ямах. Чтобы хоть как-то разделять тела друг от друга, их заворачивали в отдельный саван, затем относили в котлован, где и закапывали. В средние века люди твердо верили в существование вампиров, более того, именно вампиров в Венеции считали разносчиками чумы. В старых медицинских и религиозных текстах писалось, что вампиры распространяли чуму, чтобы в случае чего высасывать последние капли крови из умирающих и почти мертвых больных, продолжая таким образом свое мерзкое существование.

Трупы умерших от чумы людей могли пролежать не один день до того момента, пока их закопают, ведь умерших было очень много, а гробовщиков и копателей ям не слишком, они не всегда успевали подготовить очередную «братскую могилу». И вот представьте ужас этих могильщиков, когда, разбирая очередную гору трупов, они натыкались на тело, лицо которого было залито кровью, а в зубах торчал закусанный саван. Дело в том, что по мнению средневековых знатоков вампиров, поедание савана позволяло «живым мертвецам» обрести вечный покой.

То есть, увидев такой труп, могильщик мог подумать только одно — перед ним настоящий вампир, и необходимо его упокоить так, чтобы он больше не смог воскреснуть и сосать кровь из кого бы то ни было. Это сейчас все в курсе, что для полной гибели вампира необходимо отделить его голову от тела и желательно, а то и обязательно, вбить ему в сердце осиновый кол. Люди же в средние века считали, что дабы усмирить такого «беспокойного» мертвяка, ему необходимо было положить в рот кирпич, чтобы он не смог не только кого-то укусить, но и пожевать свой саван с целью обретения покоя.

Loading...

Вот в 2009 году итальянский археолог Маттео Боррини при раскопках очередной чумной ямы и обнаружил женский череп, рот которого был заткнут кирпичом. Дальнейшие исследования показали, что череп принадлежал даме 60-70 лет, что является очень почтенным возрастом для того времени, ведь в 16 веке сорокалетние считались глубокими стариками. Специалисты предположили, что могильщики, раскопав в очередной раз захоронение, чтобы сбросить туда новые тела (а это делалось повсеместно, так как земли реально не хватало, чтобы постоянно рыть новые могилы), обнаружили, что у полуразложившегося трупа рот испачкан кровью. Не долго думая, венецианцы просто забили кирпич в рот неугомонной женщины, таким образом, согласно традиции, упокоив ее на веки вечные.

Возникает вопрос — почему с кирпичом во рту был только один труп, неужели это была единственная вампирша на всю Венецию? Возможно, остальным ее собратьям просто повезло больше и их не обнаружили, но более вероятно то, что у могильщиков было слишком много работы, и им было недосуг рассматривать все трупы.

Как бы то ни было после случайной утечки информации о черепе с кирпичом во рту, никаких вестей о нем больше не поступало. И на сегодняшний день место хранения останков и таинственного черепа неизвестны никому, кроме тех, кто их куда-то и припрятал. Хотя ученые всего мира убеждены в одном — никакого отношения к вампирам этот череп не имеет, так как после смерти вполне возможны выделения остатков ставшей более жидкой крови из носа и рта, но таинственное исчезновение черепа и последовавшее за ним общее молчание наводят на недобрые мысли — а вдруг они все таки существуют?